vertela_julia: (пусть)
У меня такой удел — донашивать.
Мамину красоту, папину славу, дедово пристрастие к портвейнам.
Проще всего донашивать одежду. Племянница куртку на даче бросила и уехала в Америку на ПМЖ. А я вот донашиваю её куртку, а заодно и Родину.
Брошенную собаку приютила, старый дом приютил меня.
Труднее донашивать любовь с чужого плеча. Это ведь в шестнадцать лет она первая, а после тридцати — уже из третьих рук. Кто-то выбросил, а я подобрала. А мне к лицу.
Я и фамилию решила доносить бабушкину, хоть и потрепанную, но еще какую крепкую и живучую — ВертелА!
vertela_julia: (пусть)
В прошлом августе написала эту миниатюру, прошел почти год, что-то изменилось, что-то нет, но каждый раз, когда я вижу вот такие лестницы из тени, вспоминаю...

DSC01823

Самое дорогое всегда хочется удержать.
Но ты уже знаешь недейственность слов, они как просроченный клей. Как запыленный скотч. Не держат.
От отчаяния начинаешь увеличивать слова caps lockом, утяжелять их приставками «бес».
...Бесконечно. Бессрочно. Бессчетно.
Но уверенность отваливается от этого мира, не прикрепляясь к нему ничем.

*
В который раз август напоминает мне, что есть лестницы, по которым никогда не подняться.
Тень от балкона легла на солнечную стену – ступенями, перилами. Иди и поднимайся. Если ты - тоже тень.
А если ты тот, кто не может подняться по тени, то зачем ты плачешь?
Зачем ты плачешь о нём?
Есть вещи, которые и в самом деле невозможны между двумя. Можно большее, можно меньшее. Но невозможное - оно не измеряется никакими степенями возможности.
Увидев эту лестницу из тени, я поняла. Нельзя каждый день подниматься на Эверест...

*
Я шла по влажному пустырю. Под ногами хрустели улитки, сотни улиток.
Два бомжа бухали на обломках какого-то дерьма.
- Иди к нам! Иди к нам.
- Да. Сейчас.
Пустырь огорожен забором. Но бомжи знают лазейку, и я знаю. Надо свернуть за помойку, пройти через горы мусора. Мимо сожженного дома.
Дальше - яблоневый сад. Много деревьев и заброшенных грядок.
Набив сумку яблоками, увидела знакомый разрез листьев.
На юге конопля выше, а здесь чахлая. Но посеял же кто-то...
Напихала конопли поверх яблок. Назад той же тропкой.
- Иди к нам! Иди к нам.
- Да. Сейчас.
Главное поувереннее говорить, и никто не стронется с места. Ни я, ни они.

*
Яблоки - в сахарный сироп. Коноплю – сушить.
- Курить будешь?
- Нет, повидло делать.
Я всё ещё разговариваю с Надькой. Хотя мы год уже не виделись. И вряд ли увидимся.
Я всё ещё разговариваю с Матвеем. Он тоже тут:
- Все прогрессивное человечество пишет про секс с глобусом. Про секс с бычками в томате. Про секс с батоном городским. А ты о чём пишешь?..
- Я? -  я немного растеряна, что он пришёл поговорить.
- Завязывай с соплями.
- Завязываю.

*
Гороскопы перестали совпадать со мной. Линии на руке пересчитали читаться.
Но даже когда линии судьбы стёрты, можно провести их самому. По воздуху, по небу, по воде.
vertela_julia: (пусть)
Повстречала приятеля сисадмина Лёху. То да сё, говорим об общих знакомых, друзьях.
- Юлька, есть в этом мире вещи незыблемые, как скалы среди бурного моря. Звоню на днях отцу Георгию: «Выпиваешь?» - «Да, как всегда. Приезжай. Проверь».
Я поехал, как дурак, на машине. Проверять надо без машины ездить.
Сидит Жора на кухне с церковным служкой. На столе наган, каким комиссары в 30-х годах в подвалах расстреливали, образца 1895 года. Блестящий, начищенный.
Берёт он его так ласково.
- Поиграем в русскую рулетку? - и показывает барабан: все дырки пустые, а в одной - непробитый капсуль.
Приставляет мне дуло к животу.
Я:
- Думай, чего делаешь, я ж только что поел. Представь, как каша повалится, тебя стошнит.
- Ты прав, -  и переставляет наган к моему виску.
Я стою невозмутимо, как Колчак перед прорубью. Думаю: выстрелит, не выстрелит.
Он щёлкнул. Ничего.
И тут же пальнул в коридор - дым, грохот.
- И что бы ты со мной делал, если б я  тут раненый лежал? Или труп?  Куда прятать бы стал?
- Холостой патрон был.
Но порох-то взорвался, в упор могло и глаз выбить.
Служка сидит за столом, невозмутимо водку наливает. Салом закусывает. Я опрокидываю стакан, ну и дальше покатилось...
Машину вести обратно не смог. Через парк пешком добрался.
На следующий день сама встречаю отца Георгия на бульваре. Спрашиваю:
- Это правда, что Лёха рассказывает, ты в него стрелял?
- С ума сошла! У меня пустой барабан был. Лёха напился, почудилось со страху... Или жене объяснить хотел, почему нажрался.
Говорю Лёхе:
- Зачем врал?
Он смеётся:
- Жора тебе не признается, как на самом деле было. Стрелял он, и не сомневайся!
И кому верить? Русская рулетка...
vertela_julia: (пусть)
DSC03647
Чем хороша молодая девушка: у неё голова ещё не сильно забита спамом.
Есть в памяти что-то из школьной программы, какие-то данные из Универа. Небольшое количество файлов о короткой личной жизни.
А женщина за сорок! Оооо, у неё в голове загружено столько (причём некоторые загрузки не доведены до конца, но и не стёрты), что страшно включать.
Часто мужчины выбирают молодых подружек не столько из-за фигуры, сколько из-за того, что им приятна незагруженность женской головки. И  места много свободного - можно свои файлы и установки разместить.
А сорокалетнюю только и чистить от спама в мозгах, от недоудалённых программ, от сбоев настроек. И памяти свободной  у неё уже почти не осталось, всё забито старыми файлами, фотками, играми.
И как с этим бороться?
Ведь и сама устаёшь от себя - такой... Хочется свежести восприятия, незамутнённости взгляда, отсутствия предзвзятости. А где их взять? Если жизненный опыт ого-го.
Вот и тянет всё время на природу, к цветам, воде, листьям. И хочется общаться с детьми и животными. Они дополнительно не замусоривают. И даже кое-что удаляют из спама. Очищается свободное место на «жёстком диске». И мы становимся уже не такими жёсткими. И иногда можно поверить в ерунду и глупость и посмеяться как в детстве, просто так - на ровном месте...
vertela_julia: (пусть)
Там, где есть душевное человеческое питание, там и будет сердце моё, там и будет душа моя.
- Привет. У тебя есть вкусное?
- Нет. А что?
- Можешь скрывать от меня что угодно - измены, убийства, только вкусное не скрывай.
- Не буду.
- Мы ведь должны быть честны друг с другом. Особенно в главном.
- Что случилось?
- Васька не ночует дома.
- Нормально.
- Выпить есть?
- Пиво. Купил себе под футбол...
Питание в отношениях - это главное. Мы были очень близки, сидя на полу возле холодильника, допивая пиво и закусывая его засохшими креветками.
Безоговорочное доверие - это когда разделяешь не только постель, но и еду.
И последнюю бутылку, заначенную для матча «Реал Мадрид - Боруссия».
- Может, позвонить ему?
- Час ночи. Ты что? Не мешай молодым.
В шесть утра.
- Как думаешь, уже можно звонить?
- С ума сошла, спи.
- Мы всё допили?
- За кроватью ещё есть заначка... Пошарь.

*
В обед не выдерживаю:
- Сынок, у вас еда есть?
- Неа. Маша ничего не ест. Худеет.
- А как же ты?
- Покупаю чего-то и сам готовлю.
Васькиной девчонке повезло. Он веселый даже, когда жрать нечего и дождь лупит по его синему рюкзаку. Он всё равно доволен, это врождённое. Оптимист.
Последний месяц я привыкаю к тому, что сын ночует у девчонки.
Привыкаю к тому, что ему 18, и он вырос.
Друзья обрывают телефон, а его нет вчера-сегодня-завтра.
Звонок тренера по фитнесу застал меня за сладким.
- Не успеваю на тренировку. Юль, давай перенесем на воскресенье? А ты сама дома поприседай и отожмись.
- Угу, присяду, отожмусь, - мямлю, а за щекой пирожное. Я всегда зажираю стресс, и в этом меня никто не остановит.
- И не забывай про диету!
- Конечно, - обещаю «соблюсти невинность», когда и блюсти-то уже нечего.
Чай с конфеткой, чай с халвою, чай с мёдом...

*
ярлычки от чайных пакетиков шелестят на ветру
будто бабочки бьют крыльями по стёклам
много-много ярлычков-крыльев
и ничего не хочется ни убирать, ни делать
пусть оседает пыль
пусть засыхают испитые пакетики
и ярлычки становятся бабочками
и улетают в открытое окно...
vertela_julia: (пусть)
Есть связи нерушимые, они не рвутся ни на небе, ни на земле.
- Пап, ты как? А здоровье?
Придя из школы, Дарик сразу звонит отцу.
В выходные они дрессируют Париса в парке. Едят бутерброды, которые готовит отец. И пьют чай, который заваривает в термосе Дарий.
Парис клянчит еду и прыгает от радости.
Отец давно бы избавился от Париса - рыжей и лихой скотинки, но Дарий любит собаку и каждый день спрашивает:
- Как Парис?..
Дарию важно знать, что с Парисом всё хорошо. И отец это понимает. Поэтому Парису вечная лафа и все шалости сходят с рук.
Летом они едут втроём в деревню.
Парис гоняет кур и крыс. Дарий гоняет на велике. А отец топит баню и пьёт новгородскую водку...

*
Мы и после развода похожи.
Выбираем одинаковые телефоны. И мелодия, наверное, одна и та же - ретро....
Не задумывалась раньше о том, что дорога до соседнего дома бывает длиннее, чем дороги, ведущие в другие города и страны. По сумме намотанных километров, по сумме передуманных мыслей.
Из окна вижу два дома. Дом родителей. Дом отца моих детей...
И Дарик выгуливает нашу собаку Джульку в этом треугольнике.
И бывший муж выгуливает в этом сквере Париса.
И все мы ходим в один магазин. Иногда встречаясь.
- Ты что купил?
- Сметана, мёд, масло. Хочешь, тебе часть отдам?
- Спасибо, куплю сама.
И беру ту же сметану и масло.
И иду той же дорогой.
И телефон играет ту же мелодию, угадала.
- У папы такая же!
Дарий очень доволен этим фактом.
- Ма, а ты поздравила отца с Днём космонавтики? Это же его любимый праздник.
- У него есть ещё более любимый - День взятия Бастилии.
- А почему папа его так любит?
- Ну, как тебе сказать, сынок, потому что Бастилия пала и это символично...
Опять-таки лишний повод выпить летом. Но про  это я умолчала (в воспитательных целях).
Дарик тут же звонит отцу, потом бабушке – все дружно вспоминают Гагарина. И радуются.
... Есть связи нерушимые, они не рвутся ни на небе, ни на земле.
vertela_julia: (пусть)
DSC02283
Сто лет не гуляла по Гороховой.
Вот остановка, до которой мы обычно доходили пешком из Универа.
Здесь мой друг Андрей поворачивал на Исаакиевскую, он работал в кочегарке ВИРа и жил в том же здании - на чердаке.
Я как-то пыталась поджарить картошку в его каморке на электроплитке. И от страха, что не получится, нарезала её микроскопическими кубиками, и мы смеялись, что кусочки не накалывались вилкой. А на стенке его кухни иероглифами было написано «угуй дяньше» - троллейбус. В соседней каморке жил студент с восточного факультета, он учил китайский язык. В ВИРе одно время образовался стихийный студенческий шанхай. Социологи, психологи - под одной крышей. Весело жили. И мне очень нравилось  у них гостить.
А вечером я садилась на троллейбус до Витебского вокзала.
Андрей смеялся: «Если Юлька сядет в троллейбус, он точно сломается и дальше не поедет». Со мной вечно что-то приключалось.
А ещё мы держались за руки, и Андрей читал мне стихи. Сейчас он профессор где-то в Бельгии. И когда я вспоминаю о нём, хочется оставаться молодой и красивой на тот случай, если встретимся когда-нибудь случайно - чтобы мы, как в юности, посмотрели друг на друга с нежностью.
Будто и не было этих двадцати лет... Снова стою на Гороховой и любуюсь на весеннюю Мойку.
На мне розовый свитер. На свитере ещё более розовые фламинго.
Фламинго качаются на одной ноге, и от этого меня тоже слегка качает.
Мойка ещё скована льдом, и тени скользят не по воде, а по шершавому заснежью.
А в Царском Селе уже мать-и-мачеха.
И машины летят по сухому асфальту, как по взлётной полосе.
Сто лет не ходила по Гороховой.
Сто лет не вспоминала...
vertela_julia: (пусть)
Родственники надарили Васе денег на днюху,  он теперь думает, как ими распорядиться.
Сначала хотел купить машину подержанную.
Потом прикинул, что ремонт дороже обойдётся и прав на вождение у него нет.
Потом решил, что в глухой новгородской деревне, где он живёт летом с отцом, надо построить вышку, чтобы там была сотовая связь.
Но после этого посчитал, что на вышку средств не хватит, и надо рвануть в Америку, погостить к тёте Лене. И попросил меня написать ей, что деньги на проживание у него есть.
Затем он подумал, что лучше всё-таки к дяде в Германию. Дядя работает пекарем, и ему нужен помощник, и Васька согласен на каникулах выпекать булки.
После этого он проверил цены на мотоциклы недорогих марок, а не взять ли какую?
В свою очередь Дарий предложил брату купить тысячи жевачек и продавать каждую из них на 50 копеек дороже. Но Васька отмёл предложение «выгодного бизнеса» на корню.
Друзья склоняли Василия профинансировать их рок-группу, якобы с концертов они вернут с процентами.
Девочки приглашали Васю просадить деньги в каком-нибудь развлекательном центре.
Под грузом поступающих предложений Василий изнемог и, ничего не решив, купил билет на концерт Оксимирона.
Потом позвонил его приятель, зимой ему тоже исполнилось 18, и он уже приобрёл подержанную машину, и получил водительские права.
Вдвоём они пошли обкатывать драндулет по дворам. На улицу им выехать пока что страшно.
А деньги Василий убрал до вечернего сеанса мечтания в стол. Там и было-то всего 20 тысяч.
vertela_julia: (пусть)
- Мам, ты знаешь, что бытие есть, а небытия нет?
- Нет, не знаю. А кто это сказал?
- Парменид. В поэме «О природе».
Сын учит в универе философию и вечерами просвещает меня.
Наслушавшись его рассказов, иду-бреду по лужам, по-своему понимая Парменида.
Бытие и небытие... смешиваются в лужах. И превращаются в одно.
Перевёрнутые вверх тормашками деревья, голуби и отражения голубей, солнце и моя нога на нём, собака и тень её нелепой тушки...

*
На улице местами сохнут тротуары. И в тренажёрном зале болтают о том, что кто-то по кому-то сохнет. А Гера сохнет телом.
- Он сушится к соревнованиям. Не ест углеводы. И весь уже сухой. Ему надо 78 килограммов, а он 90.
- Придётся сжигать мышцы.
Весна всегда сжигает:
масленицу,
жиры,
мосты,
прошлогодние листья и сугробы.
Весна всегда ожидает.
Машины ожидают зёленого света,
газоны - зелёной травы,
влюблённые - встречи,
и даже сонные пятиэтажки ждут чего-то.
Белое истаивает, чёрное сжирает его, чтобы сверху проросло цветное.
Воздух вкусно пахнет не морозом, а деревьями.
Весной чаще попадаешь в зазоры прошлого.
Вдруг обрушится посреди улицы воспоминание. И ты стоишь, не понимая, где ты и что.
И чудится, что по бульвару идёт мать в весеннем драповом пальто. А ты сама ещё школьница. И папа встретит вас на перекрёстке... И ты такая беззаботная, счастливая!
Застрянешь как ранняя луна между ветками клёна. И придумываешь себе что-то.
Я с детства придумываю больше, чем происходит в реале.
Считать ли это жизнью? Или какой-то параллелью. Где никто и ничего о нас не знает.
Вася в компьютерной игре предлагает Дарику:
- Я отдаю тебе свои 500 миражей. И мы в расчёте.
500 миражей... Весною миражи - как половодье. Всюду.
Собака тянет нас через ручьи, и в них колышется сиреневое небо. И вверх ногами, и вниз ногами - бежим по опрокинутому в воду клёну, дрожащему, как водоросль, на дне огромной лужи. Змеистые стволы берёзок как будто неумелой кисточкой рисованы на зеркале и в зазеркалье...

*
Говорю подруге:
- Ты знаешь, что бытия нет. А небытие есть.
- Путаешь ты что-то, мать.
- Нет, не путаю, сын сказал.
- Он сказал тебе, наверное: бытие есть, а небытия нет.
- Какая разница? Есть и то, и другое.
 Весной люблю стоять над стеклянной поверхностью воды и смотреть вглубь... пока не стемнеет. Пока всё не сольётся. В одно.
vertela_julia: (пусть)
Подруга жалуется на предразводные ссоры с мужем:
- Мы уже не можем говорить, как нормальные люди!
- А о чём говорят нормальные люди?
- О Триумфальной арке, например... У меня к нему только один вопрос «Зачем ты встречался с этой сукой?». А у него только один ответ: «Какое тебе до неё дело?». Я ору, он орёт. И мы бросаем трубки. Между нами невозможен конструктивный диалог.
- А какой диалог конструктивный? - мне, и правда, интересно.
- Ну что-то вроде: «Ты не знаешь, в каком году Ремарк написал «Триумфальную арку?»»  А он в ответ: «Не помню, но примерно в 45-м»... Но ведь нифига! И высшие образования нам не помогают, и Зеланд с Курпатовым в жопу! И корвалол с феназепамом ни к чему. Это конец отношений. Понимаешь? Когда невозможно поговорить о Триумфальной арке.
У меня нечто было похожее.
Понимаю...

*

«Табличка номер один»
«Табличка номер два».
Так мы с мужем обозначили фразы, которые говорили друг другу изо дня в день накануне развода.
Было невыносимо повторять одни и те же упрёки. И сами собой придумались таблички.
Номер один: «Какая же ты сволочь». Номер два: «Ты изгадил мою жизнь». Номер три: «Пошёл ты на ...».
Он заводился с лёту:
- Табличка номер один!
Я в ответ:
- Табличка номер два!
Сейчас смеёмся, вспоминая.
Нам удалось сохранить родственные, тёплые отношения.
И мы даже можем спокойно поговорить о Триумфальной арке.
vertela_julia: (пусть)
В 217- й кабинет очередь.
У нас везде очередь. Даже в тюрьму. И на тот свет.
Но к кожнику особенно длинная очередь, так что ощущаешь её не только кожей, но и кончиками ногтей.
Мне говорят: «Отращивай шкуру, не переживай».
 Но я упорна и беспощадна в своих переживаниях. И шкура моя не выдерживает.
- У вас нервная экзема.
- Это не заразно?
- Нет.
- А как лечить?
- Перестать нервничать. Валерьянка, пустырник и покой.
- А можно мне какое-нибудь лекарство? Не слишком дорогое.
- Хорошо. Выпишу самое дешевое.
Наверное, дешевле не бывает.
Фукорцин. Или краска Кастеллани.
Я видела её на ветряночных детях ярко-малиновыми пятнами.
Я видела её на кафедре гистологии в Универе. Студенты красили фуксином препараты беспозвоночных.
И теперь я  увидела её на своих локтях и коленях, малиново свидетельствующей, что я не поправляюсь, что я отравляюсь.
И краска Кастеллани - не земляничный сок...

***
- Наверное, тебе выписали её, чтобы ты ужаснулась своему виду и перестала переживать по пустякам, - говорит подруга, увидевшая меня в боевой раскраске.
- Я не ем апельсины, не пью кофе, но у меня всё равно аллергия!
- У тебя аллергия на мужиков.
- Чушь! Я вообще о них не думаю. Я даже перестала красить ресницы.
- Зато раскрасила колено... Как будто упала с велосипеда... Помнишь, на старой работе у нас была девушка, вся сплошь покрытая сыпью - с головы до ног.
- Помню. Не хочу так.
- Тогда перестань психовать. И поехали на выходные в Свирский монастырь к старцу Игнасию. Я была у него, он помогает.
- Поехали.
- Вот, смотри расписание. В два часа ночи будем в Лодейном поле, потом 7 километров на попутке, потом какая-нибудь гостиница. И благодать...
- Ты думаешь, Игнасий нам поможет?
Старец Игнасий... Один за всех. Да разве он справится? К нему, наверное, такая же очередь как в 217-й кабинет.

***
Мы садимся в поезда, чтобы уехать.
От тех, которые напоминают. От тех, которые помнят...
Пошла брать билеты на Мурманский поезд.
На мне очередь запнулась. Сломался комп.
Ждём. Кассирша не выдерживает:
- Это надолго, касса закрывается.
- А электронные билеты?
- На этот поезд нет электронных.
Куда я бегу? Куда еду?
Купила хлеб с семечками. Шла, щурясь на солнце. Отламывала и ела.
На улице вкуснее, дома – не так. Дома не сидится.
Но и поезда не спасают. Куда я бегу?
Дороги, вымощенные ничем, приводят в никуда.
Признайся себе, что бежишь от себя.
И краска Кастеллани – не земляничный сок.
Остановись. Ну же.
 
vertela_julia: (пусть)
DSC01086
В нашем дворе кто-то поставил собачью будку
И я сразу вспомнила, как дед строил такую же для Боцмана - нашего дворового пса.
Я любила залезать в эту будку вместе с Боцманом. Иногда мы сидели в ней втроём: я, Боцман и его мать Альма.
Иногда вчетвером: я, Боцман, мой друг Генка и Альма.
Та будка была гораздо больше. Как маленький домик.
И солнца во дворе было больше, и тепла.
Но тени от веток скользили по стенам так же. И птицы качались на них, как сейчас...
Только теперь очень холодно. И теплее не становится.
Говорят, что детство вспоминается под закат жизни. Но я так не думаю. Детство - это точка вечного возвращения к себе.
Каждый раз, когда моя жизнь заходит в тупик, я прихожу в детство и сажусь, как уставший пёс, в нашем дворе.
В тени абрикосы, посаженной дедом.
Смотрю в окна нашего дома на улице Володарской.
Слушаю, как шумит ветер в кроне старого тутовника.
И жду, когда на деревянные порожки выйдет бабушка в цветастом переднике.
Детство - отправная точка перемен...
Я возвращаюсь в него, чтобы взять силы, когда во мне всё исчерпано.
Я захожу в него как в церковь
помолиться,
попросить,
взять щепотку солнца.
И благословение на то, чтобы жить дальше.
vertela_julia: (пусть)
- Как поживаешь?
- Редко и без всякого удовольствия, - с ходу отвечает Пётр. - Так на чём мы остановились? Об исповеди и о причастии...
Он диктует по рукописи текст для православной газеты. Которую я набираю и редактирую. Пётр работает псаломщиком в церкви, а газету издаёт для души. И для служения.
- Ты в квартире ремонт делаешь?
- Какой ремонт - летом у нас затишье, денег мало, - отвечает Пётр. - Дома потихоньку разбираю завалы. Гранату старую нашёл, у неё взрыватель прогнил, отнёс в парк. Положил на мостик с драконами. Может, какая мамаша пройдёт мимо с коляской и ббааааааабах. Шучу, граната не взорвётся... Поставил, чтобы увидели... А то люди совсем о войне забыли. Это им напоминание.
Продолжает диктовать для газеты:
- Нужно понимать, что покаяние - это глубокий труд в душе христианина. Сначала приходит осознание греха, потом скорбь, сожаление и вопль к Богу. Тому, кто собирается исповедоваться в первый раз, лучше подойти к батюшке и заранее договориться...
Пётр три месяца как вернулся работать в церковь - и сразу округлился, купил стиральную машину.
- Петь, а матушку тебе не выдадут?
- Обязательно выдадут: придите, получите на складе - матушка, одна штука. Я переправлю в ведомости на «две», - смеётся, пьёт пиво. - Зачем эти посты летом? Жара такая...
Я набираю текст, Пётр рассуждает:
- Хочу найти девушку себе хорошую. Чтобы  в Бога верила, но не была святая. Я тут повстречался с одной иконописицей в кафе. Выпил рюмочку - она скривилась, пошёл покурить, она сразу: да как можно! Завозмущалась.
Закусывает Пётр салом, хоть и петровский пост:
- Сало - растительная пища, раз на свинье растёт. Так что можно.
Спрашиваю:
- Не возьмёшь щенка нашего к себе в церковь окормляться?
- У нас и так стая бездомных кобелей окормляется, да и обстановка сейчас не та...
Насчёт обстановки наслышана. Один из священников просится развестись, официальная версия - жена бездетна. Неофициально - у него уже есть дети от любовницы. Священника отговаривают, предлагают жить с двумя, но тихо. Как делает другой батюшка...
Сам Пётр десять лет назад развёлся с матушкой, женился второй раз по любви. Сана его, правда, не лишили, но из церкви он ушёл. Сказал, что так будет честно.
Наработался охранником, наскитался, развелся во второй раз. Похоронил родителей.
После чего снова вернулся  в церковь. Не смог без служения. Псаломщиком числится. Вроде как в штрафбате. Но и здесь он чувствует себя родным.
- Что там у нас дальше по тексту? Незрелое покаяние, мда... Это когда каются и тут же снова грешат. Смысл же покаяния - в изменении сознания человека.
- А вы разрешаете прелюбодеям покаяться и причаститься? Слышала, что их не допускают к причастию...
- Если не допускать к покаянию и причастию прелюбодеев, то кто же тогда в церкви останется и для чего она вообще нужна?
Пётр наливает пиво, вздыхает:
- Отпуск у меня через десять дней. Устал я. Охххх, надо ещё отредактировать интервью отца Дионисия.
- Того самого?..
- Ага... Пиши: «у свечницы в храме можно спросить визитку с сотовыми телефонами священников. Не возбраняется звонить тому батюшке, которого вы выбрали. Какой батюшка тебе помогает увидеть свои грехи и бороться с ними, к тому и иди на исповедь»...
Я бы пошла к Петру на покаяние. Жаль, он сейчас не батюшка. Да разве дело в чинах... - зато грехи видеть помогает.
vertela_julia: (пусть)
Недавно поэт С. пожаловался:
- Это ведь ненормально! Что писателей стало больше, чем читателей. Где нормальные люди? В Царском Селе невозможно человека сбить на улице, чтобы это был не поэт! Невозможно в аварию попасть, чтобы это был не потомок знаменитости.
На днях баба подрезала меня сзади на машине, стали документы оформлять для ГАИ, она пишет фамилию: «Бианки». Я: «Родственница того самого?». Она: «Да, я замужем за его внуком».
О ужас, а вчера мне под колеса бросилась фигура подвыпившая. Я выскочил, а это поэтесса К.! Успел притормозить, литература едва не понесла невосполнимую потерю.
Где нормальные люди, Юлька, скажи!  Где?

***
У нас тут - штиль лебен, - улыбнулся Игорь. - Утром катался на лыжах в Екатерининском парке, вечером  рассказ писал, хочу прочитать его вслух!
Над нами висела огромная луна. Мы шли на соседнюю улицу Новую в мастерскую художников Наташи Агарковой и её друга Марка.
- Давно собирался тебя с ними познакомить. Большие оригиналы.
Дверь открыла крошечная женщина с двумя седыми косичками.
- Оооо, гениальный художник Игорь Болотов! Урра! А мы тут 23-е празднуем!
-  Знакомьтесь. Юля. Она живёт на Оранжерейной и тоже пишет стихи.
Какие стихи? Не пишу я нифига стихов. Чего только ни наговорят про человека. Игорь мой сосед по дому с рождения, плюс он учился в одном классе с моим братом, плюс мы знакомы так давно, что Игорь мне уже почти как дальний родственник, а так бы и не пошла я никуда....
- Все к столу.
- Марк, - мужик в камуфляже тряс мою руку. - Я работал на Узбекфильме, на Ленфильме. На киностудии Дефа. В Голливуде. Вы видели нашу шоколадную комнату?
- Нет.
- Пойдемте же скорее!
Марк показал комнату, все стены которой оклеены цветными обёртками от шоколадок.
- Мы с Наташей играем в шахматы, и кто выигрывает, тому шоколадка. Стараемся разные покупать. Чтобы ярче стены были.
За столом у Марка сидел какой-то художник по керамике, а ещё сценарист, портретист, издатель и тд и тп...
- Сейчас начнем слушать сценарий фильма про Чечню, потом рассказ Игоря, потом послушаем синопсис книги Марка. А потом Наташа Агаркова прочтёт нам свои новые стихи.
Я тихо сползла под стол...
- Урра! У нас тут будет как у Репина - литературные чтения! - радостно верещала Наташа.
Я поняла, что мой вечер погиб.
И вспомнила поэта С.
- Юлька, где нормальные люди?? Чтобы поговорить про пироги, про шашлыки, про баб?
- Давай с тобой про пироги, про баб. Про жизнь, наконец!
- Да! Я тут стишок об этом написал, сейчас тебе прочту, послушай... Он длинноват, зато про жизнь, про настоящую.

***
Я смотрела в окошко. Кушала блины Наташи Агарковой (спасибо ей, добрая душа) и думала про баб, про мужиков. Не слыша, что читали сценарист, издатель, портретист. Они мешали мне есть и жить. Нормальной жизнью!
- Юлька, не парься, мы все тут обречены на культурное иго, - утешал Игорь. - Смотри, какая полная луна. Штиль лебен.
vertela_julia: (пусть)
Искусство - отфотошопленная жизнь. Жизнь - это божественный фотошоп.

*
Все деревья на кладбище стояли розовые. То ствол зарозовеется у основания. То зарумянившийся бок.
- Скажи, ты видишь, что деревья розовые? Или я сошла с ума?
- Вижу...
Мы трогали их руками, разглядывали кору.
- Вот тебе задачка как биологу.
- Их какой-нибудь грибок поразил. Сразу и не догадаешься, какой.
Мне полегчало. Что не чудится. Последнее время и так чудится слишком многое. Хочется покрепче уцепиться за реальность.
Розовыми были и берёзы, и клён, и ясень.
- Это гранит с надгробий в них перетекает.
- Как? Через почву?
- Британские ученые ещё не объяснили как...
Мы шли по самой старой части кладбища. Здесь много розового гранита.
- Не подскажете, где аллея военной славы? Ищем лётчика, похороненного в 68 году.
- Туда, за церковью... - я махнула рукой. - Вы заметили, что деревья сегодня розовые?
Два парня с бутылкой водки и закуской в руке остолбенели.
Я тыкала пальцем в стволы и требовала подтверждения, что это не галлюцинация.
- И, правда, розовые... А что случилось? - они почему-то, не сговариваясь, посмотрели в небо, как будто оттуда на нас что-то сыпалось...
Мы стояли на перекрёстке двух кладбищенских аллей, и сквозь все времена и даты сквозило безвременьем и чудом.
Это был причудливый и странный цвет, каким весною загорается краснотал в оврагах. Но не жгучий, а приглушённый и как бы не отсюда...
- Деревья становятся одного цвета с надгробиями. И вороны, и люди, и собаки... Гранитная болезнь, - сказали парни и побрели искать лётчика.
- Жаль, не сделать снимок. Забыла фотоаппарат.
- Водку-то хоть не забыла?
- Взяла. И бутерброды. Помянем?
Мама ушла 23 февраля.
- Да, помянем. Она любила этот праздник. Смотри, как мама радуется, что мы пришли!

*
За оградой кладбища краски сразу изменились.
- Снова деревья обычные. Почему?
- На кладбище их обработали волшебным фотошопом, а тут - некому.
vertela_julia: (пусть)
Последние дни зимы отбирают последние силы.
- Мышцы помнят, что надо делать, а энергии не хватает?
- Да.
- Ты ела что-нибудь?
- Чего-то ела.
*
Шла в тренажёрный зал. Мужик возле помойки лежит. На спине.
В небо смотрит и ловит снег дрожащими руками, как будто занавесочку перебирает.
- Дай руку...
Дала.
- Тебя как зовут?
- Юля.
Поднялся. Трясётся на бессильных ногах.
Утро 23-го февраля, уже нажрался...
- До дома дойдёшь?
- Дойду. Шлем в снегу лежит?
- Нет, это не шлем. Пень.
- Шлем?
- Пень.
- Шлем, вижу ведь...
- Дойдёшь?
Оборачивалась на него до самого входа в клуб.
Он всё стоял, бессмысленно качаясь. Глядя на мёртвые айсберги пятиэтажек.
На малокровные берёзы, от которых кружится голова...
Роисся.
Я ненавижу, когда так говорят.
Я всё равно буду поднимать звёзды, как копейки из-под ног.
И буду вытирать с них грязь.
Россия.
*
- Тошнит?
- Да.
- Гипогликемия. Пей воду с сахаром, щас полегчает.
Ну вот, и я валяюсь на спине. Возле автомата с водой. Ловлю белый сахар дрожащими губами.
...Ты разуверился во мне. А мне теперь и не надо, чтобы в меня верили.
Я поднимусь. Я научилась. Стирать дерьмо со слов, с себя, с Родины.
vertela_julia: (пусть)
В то время Дарий ещё учился в младшей школе, а я была резвее и бесстыднее.
И могла перелезть через забор в чужой сад. Но не за яблоками.
Я решила украсть кормушку для птиц.
Она висела над крыльцом заброшенного дачного домика, сделанная кем-то, у кого руки растут ниже пояса. Настолько убого она выглядела. Но у меня руки были ещё хуже.
А в школе ребёнку пригрозили, что поделка должна быть к уроку труда. Иначе «два»!
Из молочного пакета кормушку делать нельзя, из пластиковой бутылки - тоже. Обычно Дарий сам такие мастерил. Его «шедевры» висели у нас на балконе.
Но в школу трудовик требовал деревянную. Настоящую.
Всю неделю я прикидывала, сколько надо купить реек и гвоздей. А ещё молоток и схему, как всё это соединить.
Дарий вечерами канючил, что надо приступить к работе, но суета загрызла меня, и я ничего не купила. А завтра - последний срок!
Вот тогда-то я и присмотрела эту кормушку, висевшую над старым крыльцом.
Дарий лёг спать огорчённый и в полной уверенности, что завтра ничего не сдаст.
Начало мая, светло допоздна. Я ждала, когда сгустится тьма, подходящая для такого грязного дельца.
- Иди! Господь с тобой и я. И за плечами призраки Макаренко и Песталоцци, - благословляла по телефону подруга, знавшая про мой замысел.
- Страшно идти на преступление.
- Это не преступление, а мелкое хулиганство, - утешала она.
- Ты не думай, я у птиц не ворую, кормушка заброшенная, в ней давно никто не кормится...
- Да перестань оправдываться, иди и воруй.
С трепыхающимся сердцем я чуть не обвалилась на гнилом крыльце, в руках - ножницы, ничего не вижу. Кормушка оказалась ветхой, поросшей мхом. И едва не развалилась в моих руках. Дома рассмотрела повнимательней - работы на всю ночь.
Очистила от грязи, ошкурила, скотчем скрепила уголки. Подправила крошечными гвоздиками для мебели. Потом достала быстросохнущую эмаль и кисти.
Трудовик предупреждал, что будет проверять, свежее ли дерево на спиле, видимо, не я одна сдавала «лежалые» кормушки. Тщательно закрасив все трещинки, выдающие возраст поделки, поставила её сушиться.
Утром Дарий ахнул, увидев свежий домик в прихожей. Спрашивал, откуда. Но я уже опаздывала на работу и на бегу приказала сдать, ничего не объясняя.
Вечером поинтересовалась:
- Ну что, приняли?
- Да, на четвёрку. Сказали, что дизайн несовременный. И крыша низкая, птицам трудно залезать. Я принёс её обратно. Ма, скажи честно, ты где её взяла?
Я призналась. И стало ужасно стыдно. Дарий потребовал вернуть уворованное на место.
- Ма, пошли скорее! Пошли прямо сейчас!
Когда стемнело, мы стояли в саду, любуясь на проделанную работу...
- А что подумают хозяева, когда заметят, что кормушка изменилась?
- Подумают, что с нею провели реставрационные работы.
Перед уходом насыпали побольше пшена. Может, кто и прилетит. Я ведь старалась...
vertela_julia: (пусть)
DSC00911
Люблю разговаривать со случайными людьми.
Он подсел ко мне на скамейку.  Парень с бутылкой пива. И с лангетой на левой руке.
Я с чёрными семечками, он - с белыми.
- Погода отличная!
- Обычная.
- Сегодня первый день на улице, после перелома, из больницы.
- Чего-то серьезное?
- Разбился на мотоцикле.
- В нашей «Семашке» лежал?
- Да. Там кормили невкусной кашей. Мы её голубям на подоконник вываливали. Они толпились на карнизе, трескали. И разожрались так, надулись как шарики. Или как курицы пухлые. Стали оступаться с карниза и падать. Пятый этаж. Лететь не могут набитые кашей. Разбиваются. Мы видели, сколько их внизу валяется под нашими окнами.
- Не представляю, чтобы голуби могли нажраться и падать...
- А вот представь, как в мультике. Смешно. Бух и всё.
Мы болтали на скамейке, а голуби у наших ног обнимались крыльями и чокались носами.
- Почему голуби всегда взрослые?  А где живут маленькие?
- Они в гнёздах, я видел. Что-то глиноподобное лепят на чердаках и в сараях.
- А какие птенцы у них? Сколько ни хожу на помойку, только больших вижу.
- Голые, смешные птенцы. Мы с пацанами доставали их из гнёзд, когда они ещё летать не умеют, и катали на велосипедах.
- Голубей на велосипедах?
- Дураки, конечно, были.
- И где же ты живешь... что катаешь голубей на велосипеде?
- В деревне, через час автобус, вот пиво допью и домой.
Дети гоняли птиц по детской площадке. А мы кормили голубей белыми и чёрными семечками.
- Что ж, поправляйся, дружище.
- Спасибо.
Вот так, и посидела-то всего 15 минут, а столько нового о голубях узнала.
vertela_julia: (пусть)
В последнее время старший сын часто употребляет выражение «держите нас в курсе».
- Что это значит?
- Когда на какой-нибудь форум программистов приходит дилетант и начинает нести чушь, ему говорят: «Держите нас в курсе».
- А какую чушь?
- Например, обсуждаем мы новейшие технологии, а он говорит: «А у меня телефон такой крутой, там игра на 30 фпс». Ну ему и отвечают: «Держите нас в курсе»...
*
В нашем маленьком городке сложно найти работу, тем более студенту. Но компьютерщики везде нужны. Вирусы погонять, программы поставить. Кинотеатр, гостиница. Что-то да нужно наладить...
Вызывают сына в Дом культуры. Там ревизора ждут.
Бухгалтер говорит:
- Поставьте нам такую программу, чтобы проверочная комиссия не смогла восстановить документы, удалённые из корзины. Иначе мы засунем жёсткий диск в микроволновку.
- А зачем в микроволновку?
- Прожарить всё и стереть.
- И как стирается в микроволновке, хорошо?
- Ещё не пробовали.
Поставил он им программу, постирал, чего хотели.
- Спасибо.
- Да, держите нас в курсе...
В другом месте сайт взломали. Восстановил. Попросил их придумать новый пароль для компьютера. Пишут день и год своего рождения. Не подходит, сложнее надо. Тогда они имя котика написали по-английски.
- Пускай. И держите нас в курсе.
В другой раз отправили в местную гостиницу камеры наблюдения подключить к компьютеру.
Старенький охранник переживает и огорчается:
- Ну вот, теперь будет видно, как я на диванчик сажусь. А бывает, и прилягу.
На ресепшене девчонки заволновались:
- А камера покажет, что мы по телефону болтаем? Не хотелось бы...
Сын настроил камеру таким образом, чтобы деда было не видно. Только - девчонок.
- Спи, дед, спокойно. А вы, девчонки, держите нас в курсе...
*
Сегодня приносят мне рукопись, читаю - жуть какая безграмотная. И чего с ней делать?
- Извините, рассказ не совсем по теме номера. Но вы приносите ещё и... Держите нас в курсе!
Само вырывалось!
vertela_julia: (пусть)
epic
- У русских - монголо-татарское иго в мозжечке!
- Ты на что намекаешь?
- А вот на то и намекаю: на «авось», на «повело меня куда-то», на «бес попутал», на «сам не ведаю, чего творю». Всё вероломство в вас от азиатов. Оно в вас со времён татар. Смотрела фильм «Орда»? Как жир течёт по лицам, как всё звериное клокочет, как будто и внутри у них всё в жире. И эти скуластые лица - они и сейчас в каждом русском... А новый «Идиот» по Достоевскому? Как просит Рогожин руки у Настасьи Филипповны. Он перед нею на колеях, а она: «Быть может, отомстить ты мне захочешь?» Он: «Может! Сам ещё не знаю...». Вы сами про себя не знаете, что завтра натворите...
- А у тебя нет внутренней Орды?
- Я рацио, я европеец, у нас территория узкая, все жмутся и знают, что идти некуда, что надо здесь приживаться и налаживать... А русский, он чуть что - сбегу! Начну заново! Простора много, лес примет, степь укроет... Добегу до Волги... До Сибири... Эта ширь и испортила русских. Они разбрасываются, они стоят посреди этого пространства в задумчивости и ничего не обживают. Им только бы скакать! Им бы только бы куда-то рваться, дров наломать, искать свой вечный Китеж...
Вот слушаю и ощущаю своё иго в мозжечке. Есть оно, скуластое и вероломное.
- Ты посмотри, у Дарьки твоего на детских фотках эпикантус.
Вздрагиваю:
- А что такое эпикантус?
- Монгольское веко... Чтобы пыль в глаза не залетала.
- Так оно у маленьких детей - часто...
- Генетика.
- Может, и у меня есть эпикантус? - рассматриваю свою заспанную морду в зеркале.
- Если внешне нет, то внутренне - обязательно. В мозжечке... И Орда в тебе бушует. И любишь ты списать всё на авось. И вечно Китеж ищешь, а под носом ничего не замечаешь...
Домой шла, в лица всматривалась... Эпикантусы искала.
Сейчас у нас столько азиатов, что эпикантусов пруд пруди. Мы ещё от той Орды не отошли, а новая уже нас мирно поглощает. За кассами, в маршрутках, на улицах...
И я не так чтоб очень уж волнуюсь, на самом деле Айтматова люблю не меньше, чем Бротигана. И степь мне ближе, чем небоскрёбы.

Profile

vertela_julia: (Default)
vertela_julia

July 2016

S M T W T F S
     12
34567 89
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 20th, 2017 09:20 am
Powered by Dreamwidth Studios